Колонка психолога
25 Июля 2008 в 15:00

Психология должника. Под влиянием рекламы кредитов многие сначала покупают и лишь потом думают.

Большинство банков, у которых можно «разжиться» деньжатами, у нас в стране распространяют по всем углам мнение, что выплаты банку дисциплинируют. И технология получения и погашения кредита – это безболезненная и безобидная процедура. Однако, как уверяют психологи, у всех людей – в силу разных психологических особенностей – изначально заложено разное отношение к деньгам.
«Есть две категории людей: кредитофобы и кредитоманы, – рассказывает  психолог Ольга Маховская. – В том, как человек ведет себя по отношению к долгам, проявляется его общий психотип. Если в Америке больше кредитоманов, то у нас пока больше кредитофобов. Слишком долго было принято жить экономно, копить годами и только после этого тратить. Свой категорический отказ пользоваться заемными средствами кредитофоб объясняет тем, что наличие долга вызывает у него острую неуверенность в завтрашнем дне, панический страх потерять бизнес и собственность, тягостное чувство утраты независимости и неприятное ощущение того, что он не может достичь поставленной цели сам, опираясь лишь на собственные силы. В случае, если под давлением обстоятельств кредитофобу приходится брать в долг, все вышеописанные болезненные симптомы превращают его жизнь в непереносимый кошмар. Как писал Фридрих Ницше, «твой долг – это право, которое другие имеют на тебя». И мысль о том, что эти другие могут воспользоваться таким правом, вызывает непреходящее беспокойство».
Кредитные менеджеры банков отмечают, что кредитофобией страдают все новички. Они часто перестраховываются и берут кредит на более долгий срок, чем им требуется на самом деле. Их легко узнать по гипертрофированному интересу, который они демонстрируют по отношению к тем пунктам кредитного договора, в которых говорится о досрочном погашении займа. Часто они и гасят его досрочно, не обращая внимания на связанные с этим финансовые потери. И при этом испытывают видимое облегчение.

Но как выяснилось, «несладко» приходится и тем, кто берет кредиты легко и не напрягаясь
«Те, кто не боится брать кредиты, по психологическому складу ближе к сангвиникам, экстравертам, – говорит Маховская. – Они быстро адаптируются к любым условиям, одновременно занимаются множеством проектов, не всегда могут выдержать оптимальное соотношение между заимствованными средствами и собственными, часто одалживают в одном месте, чтобы расплатиться по кредиту в другом. Таких людей можно обнаружить как среди весьма успешных бизнесменов, так и среди неудачников, переживающих вечные взлеты и падения. Когда у нас в стране произошел дефолт, первыми «погорели» именно сангвиники и экстраверты, потому что у них ничего не было отложено в чулок».

Знать «врага» в лицо
Банки не любят распространяться о том, как их «кидают» на деньги. О существовании кредитоманов в банках знают, но, как говорится, за психическое состояние заемщика они ответственности не несут.
«Конечно, в каждом банке есть «черные списки» недобросовестных клиентов, так называемых кредитоманов, – заявила  пресс-секретарь «Финансбанка» Вера Осиновская. – Ни один банк не застрахован от таких случаев. Вопрос в том, какая доля кредитного портфеля банка приходится на таких заемщиков. В нашем банке процент этих граждан невелик».
Чтобы перестраховаться от подобных случаев, финансовые учреждения закладывают риски столкнуться с недобросовестным клиентом в процентную ставку.
«Когда банки дают кредиты, они не рискуют, – пояснили  в отделе анализа долгового рынка «Газпромбанка». – Повальное кредитование населения основано на законе, именуемом «законом больших чисел». Это значит, что вероятность дефолта каждого конкретного заемщика снижается пропорционально росту числа заемщиков. Тем более что физические лица в своей массе более исполнительны и законопослушны, чем юридические. Специфический риск банка заключается лишь в том, насколько грамотно разработана модель автоматической оценки кредитоспособности – скоринг, и насколько эффективно ведется работа с просроченными долгами».
Ас в деле выбивания задолженностей из населения в России – банк «Русский стандарт», который первым заработал имя и деньги именно на потребительских кредитах. Еще в декабре 2001 года «Русский стандарт» создал специальную структуру с самим за себя говорящим названием «Агентство по сбору долгов», чей штат состоит из крепких мужчин, бывших сотрудников ФСБ и МВД.
Схема такова: банк по номиналу продает «Агентству» кредиты, по которым в течение четырех месяцев не было выплат, а «Агентство» «работает» с неплательщиками, возвращая деньги своими методами. Фантазия сразу рисует «быков» в камуфляже, дубинкой выколачивающих деньги из должников. Но, как уверили нас в самом банке «Русский стандарт», все гораздо проще и миролюбивее. Навестив должника и не получив внятного ответа на вопрос, когда будет выплачен остаток кредита, менеджеры фирмы по различным каналам пытаются выяснить, почему человек отказывается гасить кредит. Возможно, у клиента временные трудности. Если ситуация действительно безнадежная, в ход идут уже «силовые меры». Например, если клиент согласен, у него изымается взятая в кредит вещь и выставляется на комиссионную продажу, а уже выплаченные человеком деньги сгорают. Если же заемщик не согласен добровольно расстаться с купленной вещью, за которую он не может или не хочет больше платить, в дело вступает Фемида. Как правило, подобные дела рассматривают мировые судьи, а затем и служба судебных приставов.
Другие банки у нас в стране своих агентств по сбору долгов не имеют и продают проблемные потребительские кредиты с процентами какому-нибудь независимому агентству по сбору долгов.
«Случаи злостной неуплаты кредитов в России пока единичны, – рассказали  в одном таком агентстве «Секвойя Кредит Консолидейшн». – Россияне с непривычки берут займы менее осознанно, чем западные граждане, и в меньшей степени ценят свою кредитную историю. Но не платить по долгам побаиваются. Иногда хватает одного телефонного звонка, чтобы должник напрягся и изыскал возможность платить за полученный кредит. Что же касается кредитомании, то мы знаем, как лечить эту заразную болезнь. Это обычные штрафные санкции в виде ну очень больших процентов».
В какой-то степени обезопасить свой бизнес от нашествия так называемых кредитоманов, которые неосознанно берут немыслимые кредиты, могло бы создаваемое сейчас в России Бюро кредитных историй. В этой базе данных будет скапливаться информация обо всех кредитополучателях, и банки смогут поинтересоваться конкретной кредитной историей конкретного человека.
«Случаи, когда люди набирают много кредитов и не могут расплатиться, – это реалии нашей жизни, – пояснил  руководитель блока «Потребительское кредитование» «Альфа-банка» Томаш Кажмеровски. – Здесь самое важное – правильно оценить кредитоспособность конкретного клиента, чтобы не допустить случаев непогашения. Кредитные бюро предотвратят возможность получения клиентами слишком большого числа кредитов в нескольких банках, как это происходит сейчас».
Но не все так просто. Совсем недавно выяснилось, что далеко не все клиенты мечтают о том, чтобы информация об их доходах, имуществе и прочих делах попала в это самое бюро. А вдруг туда каким-нибудь образом залезет налоговая инспекция? Так что банкам еще предстоит убедить клиентов в обратном.

Заразительная американская мечта
Клинических кредитоманов, которых надо «изолировать», у нас в стране пока не зафиксировано. Однако российские медики считают, что их появление уже не за горами. Ведь большая часть должников в западном обществе, по мнению наших ортодоксальных психиатров, – это лица, страдающие специфической социальной болезнью «аффлюэнцей» (от слова affluent – богатый, зажиточный и influenza – инфлюэнца, грипп).
«Суть аффлюэнцы заключается в неадекватном отношении к деньгам, в стремлении любыми способами добиться богатства или, по крайней мере, выглядеть состоятельным человеком в глазах своих друзей и знакомых, – рассказали нам в Институте им. Сербского. – Симптомы болезни – расточительность, болезненное увлечение шопингом, чувство эйфории при осуществлении крупных и частых покупок, пристрастие к кредитным карточкам. Причина аффлюэнцы – стресс, хроническое переутомление от работы, постоянное стремление к реализации своей «американской мечты». Неудовлетворенность карьерой, доходами, отношениями в семье приводит к депрессии, а потом к аффлюэнце. Поэтому, как только мы окончательно заживем на западный манер, то у нас сразу и появятся свои настоящие кредитоманы».
Ко всему надо привыкнуть. И к западному образу жизни, и к образу мышления. Кстати, психологи, исследующие феномен иммиграции, называют некий срок в семь лет. Именно столько в среднем требуется русским эмигрантам, уезжающим в развитые западные страны, чтобы морально подготовить себя к получению первого серьезного потребительского кредита. Стало быть, привычка жить в долг – дело наживное. Хотя, учитывая тот факт, что формирование рынка потребительского кредитования в России началось после кризиса 1998 года, времени на «привыкание» у нас уже практически не осталось...


Банкиры не паникуют
По мнению топ-менеджеров самих банков, кризис «плохих кредитов» России пока не грозит. «В данный момент я не вижу в краткосрочной или среднесрочной перспективе угроз ухудшения макроэкономических условий, которые могли бы вызвать значительный рост числа непогашенных кредитов, – сообщил  руководитель блока «Потребительское кредитование» «Альфа-банка» Томаш Кажмеровски. – Естественно, какое-то число клиентов не смогут погасить кредиты по понятным причинам: потеря работы, трудоспособности, безответственное расходование средств – такое происходит во всех странах. То, что россияне тратят на погашение кредитов 25% месячного бюджета, – это абсолютно нормально. В западных странах семьи тратят на эти цели от 30 до 75% от своего среднемесячного дохода. В странах Центральной и Восточной Европы (Польша, Венгрия, Чехия) этот показатель уже достиг 25% в городских районах и продолжает расти. России пока далеко до такого уровня. По моим оценкам, он не превысил 10% в целом по стране. Он будет быстро расти в 20–30 крупных городах и намного медленнее в других регионах».

В Южной Корее банкротов устраивают на работу
В последнее время по миру прокатилось несколько кризисов, напрямую связанных с рынком потребительского кредитования. Самый нашумевший – южнокорейский. Особенность тамошнего рынка потребительского кредитования заключалась в очень высокой доле потребительских кредитов в ВВП – на уровне 53%, а также то, что в потребительское кредитование было вовлечено слишком много людей, одновременно выступающих и заемщиками, и поручителями. Очередное снижение темпов роста экономики и увольнения привели к цепной реакции на рынке кредитования. По официальным оценкам, доля просроченной задолженности достигла 13,5%, что и привело к кризису. По неофициальным сведениям, эта цифра была гораздо выше – 30%. В результате общая задолженность населения к концу 2003 года была близка к 60 млрд. долларов. Сегодня, если верить статистике по потребительским кредитам, 8% населения страны имеют просроченные платежи. Чтобы бороться с должниками, южнокорейский Hana Bank планирует нанять 100 неплатежеспособных должников, чтобы они искали других должников банка и «выбивали» из них долги. Woori Bank и Kookmin Bank будут искать для своих клиентов-банкротов работу в компаниях – клиентах банка. А парламент Южной Кореи принял закон, по которому банкроту, в течение восьми лет выплачивающему долг, может быть прощена оставшаяся его часть, но план реструктуризации и размеры списания средств определяет суд.

Источник: Газета "Новые известия"

Вернуться к списку новостей