Аналитика

Поиск кредитов

(мес)
25.05.2012

Интервью президента Банка Москвы Михаила Кузовлева


В прошлом году группа ВТБ купила Банк Москвы, принадлежавший частично столичному правительству и менеджменту кредитной организации. В процессе слияния группа столкнулась с рядом проблем. ЦБ и АСВ пришлось выделить 300 млрд руб. на спасение Банка Москвы. О том, как банк будет интегрирован в группу ВТБ и на каких видах бизнеса он намерен сосредоточить свое развитие, президент Банка Москвы МИХАИЛ КУЗОВЛЕВ рассказал в интервью.

— Почему именно вам поручили возглавить Банк Москвы? Как это произошло?

— Банк Москвы всегда оценивался банковским сообществом как один из крупнейших, и на такое дело могли послать только первого зама. Проект был очень важен для группы ВТБ, потому что мы для себя видели стратегическую ценность данного актива. Когда на уровне стратегии было принято решение, что этот актив интересен для дальнейшего развития группы, тогда и было принято решение, кто будет руководить данным проектом. У ВТБ было достаточно сделок M&A, особенно сделок по поглощению других финансовых учреждений, и так получилось, что я во всех этих сделках принимал участие. Я либо возглавлял эти проекты, как было с Гута-банком, либо входил в рабочие группы по сделкам, либо оценивал проекты, которые так ничем не закончились, например покупка Связь-банка или банка «КИТ Финанс». На каком-то этапе сделка с Банком Москвы стала принимать очертания «навыков управления кризисами», а поскольку я всегда занимался схожими сделками, то, хвастаться не буду, но выбор пал на меня.

— Связь-банк вы оценивали, когда он столкнулся с проблемами в 2008 году?

— В разгар кризиса мы с коллегами начинали переговоры в Связь-банке. За три дня, с пятницы по воскресенье, мы проанализировали ситуацию и подвели черту, что банк покупать не следует. С «КИТ Финансом» была примерно такая же история: до глобального due diligence мы не дошли, просмотрели только финансовые документы. «КИТ Финанс» достался РЖД. После покупки пакета столичного правительства в Банке Москвы мы смогли зайти туда и получить доступ ко всем реальным финансовым документам и оценить масштаб проблем. Убедить монетарные власти в правильности выводов как раз и помог мой опыт кризисных слияний и поглощений прошлых лет.

— В свое время вы уже брали на себя управление Гута-банком, который столкнулся с трудностями в 2004 году и из которого потом получился ВТБ24. Где интереснее работать?

— Там, где есть много проблем и задач, которые необходимо решать в сжатые сроки и с достаточно ограниченными возможностями по оценке текущей ситуации, где нужно уметь быстро принимать решения. Но если сравнивать Гута-банк и Банк Москвы, то по масштабу более амбициозные задачи стоят в Банке Москвы, хотя и в 2004 году Гута-банк был не менее сложной задачей. Но если вспомнить состав акционеров Гута-банка, то надо констатировать, что все они оказались очень порядочными людьми в отличие от акционеров из текущей истории.

— То есть вам нравится преодолевать препятствия?

— Я бы не сказал, что я их ищу. Но я все-таки воспитан в советское время и считаю, что «битва за урожай» — это наша стратегия.

Что надо сделать из Банка Москвы

— Какие сейчас задачи стоят перед вами в Банке Москвы?

— Поскольку мы решили первый этап, связанный с возвращением Банку Москвы стабильности, то основные задачи теперь находятся в рамках исполнения нашей стратегии. У Банка Москвы есть пять основных направлений развития: обслуживание крупного корпоративного бизнеса, корпоративного бизнеса, задействованного в сфере городского хозяйства, обслуживание малого и среднего бизнеса, развитие электронной коммерции и розницы. Работу с крупными корпоративными клиентами Банка Москвы в рамках матричной системы управления группы ВТБ в Банке Москвы курирует Юрий Соловьев. Наша же стратегическая цель — это обслуживание и кредитование компаний, задействованных в сфере городского хозяйства. Географически основной зоной наших интересов является Москва и область, но если мы успешны здесь, то сможем предлагать эти услуги и в других регионах. У нас есть все предпосылки для этого, на начальном этапе нам интересны города-миллионники.

   Например, Банк Москвы — активный участник и один из создателей системы оплаты ЖКХ в Москве. С 2007 года мы активно развиваем партнерский сервис, чтобы сделать услуги по оплате ЖКХ в столице доступными для клиентов различных банков. Крупнейшим агентом Банка Москвы по сбору платежей является Сбербанк, который благодаря нашему сервису может принимать платежи не только во всех своих отделениях, но и во всех каналах дистанционного банковского обслуживания. Такими же возможностями обладают более 200 банков — партнеров Банка Москвы, уже присоединившихся к сервису. Этот же сервис Банк Москвы предоставляет на московском портале государственных услуг, на всех площадках мобильной и электронной коммерции, пользующихся услугами Банка Москвы. Иными словами, уже много лет мы делаем все возможное, чтобы сделать сервис оплаты ЖКХ удобным и доступным.

  Еще одним нашим конкурентным преимуществом является собственная площадка по проведению электронных аукционов — «Единая электронная торговая площадка» (ЕЭТП). Электронные аукционы сейчас становятся основным инструментом размещения государственного и городского заказа. Количество участников торгов через площадку ЕЭТП постоянно растет, количество поданных заявок на участие за год возросло более чем в шесть раз, до 452,1 тыс. в 2011 году.

— Как будете решать вопрос с пересечением розничных продуктов в банке ВТБ24?

— Розничный бизнес в новой стратегии банка является одним из ключевых направлений деятельности. Мы планируем существенно повысить эффективность работы нашей розницы и в этой работе активно опираемся на опыт ВТБ24, который сейчас по продуктивности на одного продавца и уровню эффективности продаж гораздо выше нас. Но при этом есть сферы, в которых Банк Москвы гораздо более продвинут, чем ВТБ24, — электронные услуги, транспортное приложение, социальная карта москвича. Банк Москвы ориентирован на работу с городом. И мы понимаем, что, работая с городом, мы должны уметь работать с социально важным сегментом — с пенсионерами, студентами, бюджетниками. Примером эффективного сотрудничества Банка Москвы и ВТБ24 является, например, наша пилотная жилищная программа: в ипотечном центре Банка Москвы можно получить консультацию и оформить заявку на ипотечные программы ВТБ24.

— То есть ваши продукты не будут пересекаться?

— Они будут дополнять друг друга. Безусловно, какие-то продукты при внимательном рассмотрении будут как близнецы-братья, но будут и продукты, отличные друг от друга.

— С Транскредитбанком как будете делить бизнес?

— Его розничный бизнес переводится в ВТБ24, корпоративный — в ВТБ. Обсуждается вопрос, куда интегрировать из ТКБ малый и средний бизнес: в ВТБ или Банк Москвы. Скорее всего, он будет решен в зависимости от того, где присутствует банк. Если в регионе сильные позиции занимает Банк Москвы, то малый и средний бизнес ТКБ передадут нам, если в регионе силен ВТБ, то бизнес перейдет ему.
Равнение на ВТБ 24

— У Банка Москвы есть планы в 2012 году нарастить розничное кредитование на 40%. За счет чего?

— У предыдущего руководства Банка Москвы розница не была приоритетным направлением развития бизнеса. Сейчас мы проводим несколько «пилотов», в том числе по новой системе продаж. Там уже видны результаты: сотрудники перевыполняют план то на 120%, то на 150%. Мы считаем, что за счет экспорта технологий продаж из ВТБ24 мы быстро поднимем эффективность, поэтому рост кредитного портфеля на 40% — это может быть и амбициозная задача, но вполне решаемая.

— Банк Москвы выпускает социальную карту москвича. Сейчас внедряется схожий с этим проект, продвигаемый Сбербанком, — карта УЭК. Рассматривает ли Банк Москвы возможность присоединиться к УЭК? Что уже достигнуто в этом направлении?

— В части услуг электронной коммерции при взаимоотношении с городом мы достигли весомых успехов. Мы выпустили около 5 млн социальных карт москвича. К сожалению, предыдущее руководство не уделяло этому проекту достаточно внимания. Если бы социальные карты сегодня были наполнены большим количеством продуктов, то население, владеющее этими картами, пользовалось бы ими более активно. Мы работаем в пилотном проекте по внедрению УЭК в Москве, дали свое согласие на присоединение к правилам единой платежно-сервисной системы, но пока еще не присоединились к ним. Мы сделаем это, как только к этим правилам присоединятся Москва и Московская область. Пока в полной мере не заработала УЭК, мы в сотрудничестве с «Ростелекомом» предоставляем аналогичный по своей полноте доступ к инфраструктуре электронного правительства, которое будет давать УЭК.

— В последние месяцы заемщики, которые взяли ипотеку в экзотичных валютах в Банке Москвы, недовольны ее стоимостью и устраивают забастовки возле офисов банка. Вы урегулировали этот вопрос? Ипотеку продолжите развивать?

— Мы сделали три программы реструктуризации ипотечных займов в экзотических валютах — швейцарских франках и японских иенах. До нас ни один банк ничего подобного своим клиентам не предлагал. Мы понимаем, что у людей взять, кроме квартир, нечего. Исходя из наших возможностей, мы свои предложения по реструктуризации сформулировали. Поэтому отклик от них достаточно разумный. Заявок на реструктуризацию 1130 штук. По первому варианту — 19%, по-второму варианту — 21%, по-третьему — 60%. Ставка, которую у нас клиенты получают, по третьему варианту реструктуризации составляет 5,46% годовых. Действие программы реструктуризации мы продлили до конца июня.

— Чтобы избежать подобных случаев в будущем, стоит ли отменить ипотечное кредитование в валюте?

— Вопрос о том, можно ли в такой стране, как Россия, выдавать кредиты на крупные суммы в экзотических валютах, лучше адресовать к ЦБ. Я, например, понимая, что Россия — страна очень социальная, запретил бы выдачу кредитов в экзотических валютах, оставил бы максимум в долларах. Лучше избежать социальной напряженности. Ведь если вдруг швейцарский франк или японская иена упадут в своей стоимости, ипотечные заемщики, которые брали кредиты в этих валютах, опять выстроятся в очередь перед Банком Москвы с просьбой перевести кредиты из рублей в валюту.

— Скольким акционерам Банка Москвы уже направлена оферта на выкуп акций? Многие ли откликнулись на предложение? Есть ли недовольные?

— Группа предложила миноритариям — физлицам Банка Москвы продать свои акции по цене покупки пакета у правительства Москвы (1108,65 руб. за бумагу). Оферту разослали по почте в начале марта одновременно всем акционерам, всего оферту должен был получить 1131 акционер. Мы получили акцепты от 82 акционеров, владеющих акциями на сумму более 84 млн руб. Недовольных акционеров условно можно разделить на две категории. Есть акционеры, желающие продать большее количество акций, чем группа готова купить в рамках оферты (это количество, которым акционер владел на дату сделки с городом). И есть акционеры, сетующие на то, что цена оферты их не устраивает (1108,65 руб. — сделка с городом), — это те, кто купил акции несколько лет назад по цене 1,5 тыс. руб.

— Почему Банк Москвы решил выплатить дивиденды по итогам 2011 года, хотя не делал этого последние три года?

— Не могу ответить, почему предыдущий менеджмент принимал решение не выплачивать дивиденды акционерам; видимо, основные акционеры в таких выплатах совсем не нуждались. Мы по итогам работы в 2010 году фиксировали по РСБУ убыток в 50 млрд руб., а в 2011 году заработали прибыль — чуть больше, чем 5 млрд руб., основную часть которой направляем на выплаты акционерам. Для группы ВТБ в этом нет ничего необычного, традиционно «дочки» направляют больший объем своей прибыли на развитие бизнесов группы, а не отдельных его банков.

— Ранее говорилось, что ВТБ24 будет развивать экспресс-кредитование на базе одной из «дочек» Банка Москвы. Вам известно, почему для этой цели ВТБ24 выбрал Бежица Банк, а не Российский национальный коммерческий банк (РНКБ)?

— Бежица Банк на 100% принадлежит Банку Москвы, а РНКБ — только на 84,9%. Для своего проекта ВТБ24 выбрал банк, с тем чтобы сразу контролировать его капитал и не быть вовлеченным в трудоемкий процесс консолидации пакета.

— Что будете делать с РНКБ и остальными активами — Мосводоканалбанком? Когда закроется сделка по продаже банка «Москва-Минск»?

— В ближайшее время мы должны увеличить долю в РНКБ за счет погашения долгов. Банк в основном занимается инкассацией для Банка Москвы. Мы думаем и дальше развивать именно этот бизнес в РНКБ. У группы ВТБ довольно большие заказы на инкассацию. Если же удастся найти покупателя на банк — инкассацию переведем на себя, банк продадим. Принадлежащие нам 67% акций Мосводоканалбанка мы планируем продать. Сейчас находимся в процессе переговоров, так же как и в процессе переговоров по белорусскому активу. Банк «Москва-Минск» очень хороший, прибыльный банк, по итогам 2011 года получил 15 млн долл. чистой прибыли. Пока нет договоренностей по цене продажи. Сделка по продаже украинского актива в стадии завершения.

rbcdaily

Вернуться к списку публикаций